14.03.2019

З а к о н   о   ц и ф р о в ы х   п р а в а х  

Государственная Дума приняла 12 марта 2019 г. в окончательном чтении проект федерального закона «о цифровых правах», вносящий изменения в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации («Законопроект»). 

По мысли разработчиков Законопроекта, его целью является  закрепить в гражданском законодательстве ряд базовых положений, на основе которых российский законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений - «токенов», «криптовалют» и иных цифровых активов, обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (Big Data). При этом Законопроект не ставит задачей описание тех условий, при которых оборот так называемых цифровых объектов в принципе возможен, включая требования к субъектам, создающим такие объекты или организующим такой оборот, к обеспечению безопасности соответствующего оборота и иные публично-правовые нормы.

В настоящем обзоре рассмотрены основные изменения, вносимые Законопроектом в Гражданский кодекс (ГК РФ). 

1. «Цифровые права» 

Законопроект вводит в ГК РФ статью 141.1., закрепляющую базовое понятие «цифровое право» (вместо термина «токен», который изначально обозначает устройство для идентификации, а в настоящее время используются в IT-лексиконе для обозначения шифров, владение которыми дает в сети определенные возможности). 

Под цифровыми правами понимаются «обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу». По общему правилу обладателем цифрового права признается лицо, которое в соответствии с правилами информационной системы имеет возможность распоряжаться этим правом.  

Закрепление понятия «цифровое право» в ГК РФ согласно пояснительной записке к Законопроекту позволяет:

  • определить его место в системе объектов гражданских прав (новая редакция пункта 1 статьи 128 ГК),
  • указать, что оборот такого объекта осуществляется только посредством внесения записей в информационную систему;
  • описать оборотоспособность объекта;
  • предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам, совершаемым с этим объектом.

По мнению разработчиков Законопроекта, цифровое право может удостоверить лишь права на вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг, исключительные права, сущность же его как новой юридической фикции близка к сущности ценной бумаги.                            

Законопроект, вместе с тем, не устанавливает признаков информационной системы, в которой возможно осуществление цифрового права и распоряжение им. Как полагают разработчики Законопроекта, признаки децентрализованной информационной системы («распределенный реестр»), должны быть определены в иных федеральных законах, в частности, в Федеральном законе от 27 июня 2006 года № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". 

2. Форма сделок 
Законопроект вносит изменения в правила ГК РФ о форме сделок, в том числе договоров, с тем, чтобы облегчить совершение сделок с цифровыми правами и прочих сделок в информационно-телекоммуникационных сетях. 

Письменная форма сделки будет считаться соблюденной в случае совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки.  При этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. Специальный способ достоверного определения лица, выразившего волю, может быть предусмотрен законом, иными правовыми актами и соглашением сторон.

Таким образом, выражение лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств (например, путем передачи сигнала, в том числе при заполнении формы в сети «Интернет») приравнивается к простой письменной форме сделки. В результате, согласно разработчикам Законопроекта, будут считаться заключенными и действительными все сделки, совершаемые дистанционно, в том числе путем заполнения формы на Интернет-сайте или путем отправки смс, а также получат признание «электронные» доверенности и заполненные в электронном виде бюллетени для голосования.

Вместе с тем, в статье 1124 ГК РФ устанавливается специальный запрет на составление завещания с использованием электронных либо иных технических средств. 

3. «Самоисполняемые» сделки (смарт-контракты).

Для целей исполнения сделок с цифровыми правами («самоисполняемые» сделки или «смарт-контракты») статья 309 ГК РФ дополняется нормой о том, что условия сделки могут предусматривать исполнение ее сторонами возникающих из нее обязательств при наступлении определенных обстоятельств без отдельно выраженного дополнительного волеизъявления его сторон направленного на исполнение обязательства, путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки.

Смарт-контракт исходя из данного правила является не отдельной сделкой, а условием об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора (договора купли-продажи, аренды, подряда и пр.). Применительно к сделкам с цифровыми правами (виртуальными объектами), после идентификации пользователей в информационной системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть, а лицо, приобретающее тот или иной виртуальный объект, получит этот объект автоматически, при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств, без дополнительных распоряжений или иных волеизъявлений сторон сделки. 

4. Легализация сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации («big data»).

Вводится новая статья 7831, предусматривающая особенности договора об оказании услуг по предоставлению информации. Договором, в силу которого исполнитель обязуется совершить действия по предоставлению определенной информации заказчику, может быть предусмотрена обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам. 

Данная статья не просто закрепляет в ГК РФ новый вид договора (делает его поименованным), но и предусматривает механизм обеспечения конфиденциальности информации, являющейся объектом договора, путем закрепления в договоре негативных обязательств сторон или одной из них.  

Следует отметить, что в ходе рассмотрения Законопроекта из него были исключены, в частности, нормы о «цифровых деньгах» («криптовалютах»): изначально предполагалось прямо предусмотреть, что законным средством платежа они не являются, но в случаях и на условиях, установленных законом, цифровые деньги смогут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства в контролируемых объемах и в дополнительно урегулированном порядке. В статье 1412 ГК РФ планировалось распространить правила о фиксации цифровых прав на цифровые деньги: в информационной системе должны существовать записи об обладателях цифровых денег и такие деньги переходят от одного лица к другому только с помощью записи. 

Кроме того, в первоначальной версии Законопроекта предполагалось расширить определение базы данных в статье 1260 ГК, заменив его на более общее - «совокупность данных или сведений». 

На рассмотрении Государственной Думы находятся также два других законопроекта, принятые в первом чтении в мае 2018 года:

  • «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ», которым регулируются отношения по привлечению инвестиций коммерческими организациями или индивидуальными предпринимателями с использованием информационных технологий, а также определяются правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ по организации розничного финансирования (краудфандинга);
  • «О цифровых финансовых активах», направленный на регулирование отношений, возникающих при создании, выпуске, хранении и обращении цифровых финансовых активов, осуществлении прав и исполнении обязанностей по смарт-контрактам; документом предлагается ввести такие понятия как «цифровая транзакция», «цифровая запись», «реестр цифровых транзакций», «валидация цифровой записи», «майнинг», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт».

При условии принятия данных законопроектов Федеральным Собранием, подписания Президентом РФ и опубликования в установленном порядке, планируется, что они вступят в силу одновременно с Законопроектом – с 1 октября 2019 года.

****

Информация выше имеет обзорный характер и не является юридической консультацией. Данная информация подготовлена с целью уведомления наших клиентов и других заинтересованных лиц о нововведениях и может содержать ссылки на Интернет-сайты помимо сайта GRATA International. На основании данной информации не следует осуществлять какие-либо действия в конкретной ситуации без надлежащей юридической консультации.

Контакты для дополнительной информации:
Директор Департамента корпоративного и коммерческого права                                                 
GRATA International (Москва)
T.: +7 (495) 660 11 84
Регионы
Автор: Яна Дианова
Регион:
Москва, Россия
Отрасль:
Банки и финансы
Промышленность и торговля
Специализация:
Контрактное право
Корпоративное право, Слияния и поглощения
Защита персональных данных и конфиденциальность
Трудовое право
Финансы и ценные бумаги
Интеллектуальная собственность
Проектное финансирование и государственно-частное партнерство (ГЧП)
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы всегда располагать актуальной информацией: